Нобелевская премия за разработку новых принципов иммунотерапии рака

Как сообщается сегодня в пресс-релизе Нобелевского комитета лауреатами премии в области физиологии и медицины в 2018 году стали два выдающихся ученых, чьи открытия легли в основу современной иммунотерапии онкологических заболеваний. Премия присуждена Джеймсу Эллисону (США) и Тасуку Хондзе (Япония) за их открытия подходов к терапии, направленной против подавления противоопухолевого иммунного ответа. 

Иммунная система человека работает по принципу “свой-чужой”, атакуя чужеродные элементы и оставаясь нейтральной к собственным клеткам. Такой точный контроль соблюдается благодаря сложному балансу активирующих и тормозящих белков на поверхности иммунных клеток. В случае развития злокачественной опухоли тормозящие белки могут играть негативную роль, подавляя активность противоопухолевого иммунитета.

Джеймс Эллисон, работая в 1990-х годах в Университете Калифорнии в Беркли и изучая один из тормозящих белков CTLA-4, находящийся на поверхности Т-лифоцитов, пришел к выводу, что блокируя его функцию антителом, можно высвободить противоопухолевую активность иммунной системы. Первые же результаты исследований на животных моделях были очень многообещающи, и уже в 2011 году на основании данных клинического исследования среди пациентов с продвинутыми стадиями меланомы был зарегистрирован первый в классе ингибиторов контрольных точек иммунной системы лекарственный препарат. У некоторых пациентов в исследовании полностью исчезли признаки заболевания, таких результатов у этой группы больных ранее никогда не было.

Параллельно в те же годы Тасуку Хондзе в Университете Киото открыл другой белок на поверхности Т-лимфоцитов – PD-1, который имел схожую тормозящую роль, но посредством другого механизма. Это открытие привело к разработке нескольких терапевтических антител, клинические исследования которых продемонстрировали эффективность при лечении пациентов с различными метастатическими опухолями  (включая рак почки, меланому, рак легкого, лимфому), приводя к длительным ремиссиям и даже возможному излечению у некоторых пациентов. Один из лекарственных препаратов этой группы в настоящее время одобрен для лечения больных, опухоли которых имеют определенный молекулярно-генетический профиль, безотносительно пораженного органа. Это первое подобное одобрение в онкологии.

Илья Тимофеев, исполнительный директор Российского общества клинической онкологии и член Совета Фонда поддержки научных исследований в онкологии:

“Мне кажется, ни у одного онколога не возникнет сомнений в том, что в этом году Нобелевская премия была вручена совершенно заслужено. Это именно тот случай, когда научное открытие колоссально изменило врачебную практику, многолетние стандарты, а главное – отразилось на продолжительности и качестве жизни пациентов. Появившиеся препараты, ингибирующие контрольные точки и, тем самым, активирующие иммунный ответ, продемонстрировали феноменальные эффекты при различных типах злокачественных опухолей, даже при тех, которые ранее считались нечувствительными к лекарственной терапии. Благодаря этому открытию мы смело можем говорить об очередной волне революции в лечении рака.”

Это не первая Нобелевская премия за достижения в области противоопухолевой терапии: в  1966 г. Хаггинс получил ее за гормональную терапию рака предстательной железы, в 1988 г. Элион и  Хитчинс – за химиотерапию, а  в 1990 г. Томас – за трансплантацию костного мозга при лейкемии. Каждое из этих открытий, включая лауреатов этого года, сформировало отдельное направление, на которых базируется современное лечение онкологических заболеваний.

Официальная церемония награждения нобелевских лауреатов состоится традиционно в Стокгольме 10 декабря 2018 года.

 

Images: Wikimedia Foundation